Московские метаморфозы

Реконструкция Щелковского шоссе.

Реконструкция Щелковского шоссе.
Вырублено 3 тысячи деревьев, заасфальтировано 100 тысяч кв. м газонов.

Каковы градостроительные представления московских руководителей о нашем городе и измайловских районах в частности

В 2011 г. Сергей Собянин решил прибегнуть к помощи иностранных экспертов в области градостроительства для исследования общественных пространств Москвы с целью получения рекомендаций по дальнейшему развитию столицы. К 2013 г. заказ был выполнен, и почетный член Королевского института британских архитекторов Ян Гейл представил результаты своих изысканий в докладе «Москва. На пути к лучшему городу для жизни».

За деньги московских налогоплательщиков (сумма контракта держится в секрете) были получены рекомендации по развитию города, которые очевидны не только экспертам, но и рядовым москвичам. Итак, по итогам исследования основные направления для работы следующие:

  • озеленение;
  • активное использование водных ресурсов и пространств у воды;
  • решение проблемы перенасыщения автомобилями;
  • создание лучших условий для велосипедистов и пешеходов.

Хотя высказанные рекомендации и не явились каким-то откровением, однако взгляд со стороны лишним не бывает. По мнению Гейла, Москва «довольно компактный город, широкие бульвары, проработанная система метро. Однако все заполнено транспортом. Многие площади, улицы, здания уже просто невозможно разглядеть из-за обилия машин.Складывается впечатление, что российской столицей правит транспорт».

Но что же делает наш мэр Собянин, получив результаты исследования и массу ценных указаний для превращения Москвы в город, комфортный для жизни людей? Вместо озеленения производится застройка тех немногих участков с зеленью, что на вес золота для москвичей; вместо решения проблемы перенасыщения автомобилями – расширение существующих и строительство новых магистралей, опять же на зеленых территориях Москвы; вместо улучшений условий для пешеходов – превращение тротуаров и газонов в парковочные карманы. И результат такой близорукой и неграмотной политики налицо: по данным Росстата, в 2013 г. Москва заняла второе место после Норильска по загрязнению атмосферного воздуха.

Предлагаем на примере измайловских районов проследить, как Москва планомерно превращается в непригодные для жизни каменные джунгли благодаря реализации вредительских проектов властей и неуемной тяге к освоению столичного бюджета.

Ян Гейл

Ян Гейл

Ян Гейл — архитектор и консультант по городскому дизайну, почетный член Королевского института британских архитекторов, почетныйпрофессор городского проектирования в Школе архитектуры Копенгагена. Считает Копенгаген, который за 40 лет превратился из автомобильного города в пешеходный, одним из наиболее комфортных городов для жизни.
Ян Гейл о решении транспортной проблемы: «Мы знаем многое о движении. И чем больше у нас дорог, тем больше появляется машин. В Копенгагене дорожные проектировщики ввели такую практику: как только на дорогах вновь начинают образовываться заторы, они просто убирают еще одну полосу. Да, на некоторое время ситуация превращается просто в катастрофическую из-за этих пробок, но потом люди начинают понимать и говорить: ага, если на дорогах такая ситуация, пересяду-ка я на другой вид транспорта, а на машине больше ездить не буду».

 

Щелковское шоссе: удивительное рядом

С 2012 г. и по сей день происходит расширение Щелковского шоссе. Самые широкие участки шоссе в восемь полос уже расширены до 14 полос. Москвичи неоднократно выходили на улицы, протестуя против приближения автомагистрали вплотную к их домам за счет вырубки деревьев, которые защищали жителей от шума, гари и пыли. Но помимо того что тысячи москвичей обрекались на жизнь на обочине автобана, не ясен был и смысл этого «мегаразумного» проекта, ведь Щелковское шоссе как в сторону центра, так и за МКАД существенно сужается, образуя «бутылочное горлышко».

Митинг против расширения Щелковского шоссе

Митинг против расширения Щелковского шоссе

Тогда собянинская команда, как это у нее уже вошло в привычку, наплевала на москвичей и в нарушение законов города Москвы решила не проводить публичных слушаний, ведь их результат нетрудно было предвидеть. Зато провела многомиллионные конкурсы на разработку проектной документации, с плеча рубанула 3000 деревьев, заасфальтировала 100 000 кв. м газонов. Тогда заместитель мэра Марат Хуснуллин утешал измайловцев тем, что жертвуют они здоровьем ради блага сотен тысяч автолюбителей, ведь совсем скоро за МКАД начнут проектировать расширение шоссе и вот тогда настанет благодать – Щелчок наконец-то поедет.

В конце 2013 года на Правительство Москвы снизошло прозрение, и Хуснуллин вдруг заявил: «Развязку на МКАД [с Щелковским шоссе] мы практически запроектировали и готовы были начать строить, но после Росавтодор вышел с предложением сделать новую трассировку Щелковского шоссе, потому что расширить шоссе по территории области практически не представляется возможным: узкая дорога, близко прилегают дома, снос получился бы дорогим». Действительно, ну никак заранее невозможно было предположить, что расширить Щелковское шоссе за МКАД невозможно.

Несмотря на неожиданный провал блестящей идеи расширения самой широкой части Щелковского шоссе, Щелчок продолжает будоражить умы московских чиновников. На 2014 год было запланировано благоустройство многострадального шоссе, в результате которого вдоль него должны были появиться скамейки, клумбы и – внимание! – детские площадки.

Главное – гибкость

Сквер у к/т Енисей

Сквер у к/т Енисей

Какое основное качество чиновника? Честность, неподкупность, дальновидность? Не угадали. Главное – гибкость! В качестве доказательства приведем историю с застройкой сквера у кинотеатра «Енисей». В 2011 г. Москомархитектура с легкостью отдала сквер под застройку РПЦ. Так как сквер все же природная территория, то любая деятельность в нем должна быть согласована с Департаментом природопользования и охраны окружающей среды (ДПиООС), руководителем которого является Антон Кульбачевский.

В 2012 г. ДПиООС очень убедительно отказал в согласовании уничтожения сквера путем его застройки. Только вслушайтесь, какая неоспоримая аргументация приведена в письме ДПиООС: «Строительство храма на данном участке повлечет за собой уничтожение озелененной территории общего пользования с возрастными деревьями ценных пород. В целях исключения социального конфликта, а также недопущения неэффективного использования бюджетных средств ДПиООС рекомендует подобрать альтернативный участок для размещения храма».

Но вдруг в 2013 г., через семь месяцев после письма с отказом в согласовании строительства, приходит новое письмо все от того же ДПиООС. Следите за руками! Теперь застройку сквера ДПиООС согласовывает. Пишет, правда, что в пятно застройки попадает 13 деревьев, 56 кустарников, 1500 кв. м травяного покрова. Но теперь департамент это не пугает, и про то, что на благоустройство сквера в 2012 г. были потрачены миллионы бюджетных рублей, уже не вспоминают.

Вот что значит гибкость для чиновника! Не будь Кульбачевский столь гибким, подписал ли бы он два заключения – одно отрицательное, а второе положительное? Смог бы он пролезть в кресло руководителя департамента и столь долго в нем удерживаться?

Гибкость может пригодиться не только чиновнику, но и депутату. Когда муниципальных депутатов Северного Измайлова в 2012 г. просили согласовать проект застройки сквера, то все они как один проголосовали «против». Однако, как и в случае с ДПиООС, такое решение не устроило московские власти, и префектура, попросив депутатов еще раз поразмыслить над правильным заключением, повторно вынесла вопрос о будущем сквера на голосование. Недолго думая, все присутствовавшие на собрании депутаты, кроме Дмитрия Барановского и Ирины Курочкиной, изменили свое прежнее решение на противоположное и согласовали уничтожение сквера. Ура! Гибкость депутатов позволила префектуре больше не мучиться с дальнейшим вынесением одного и того же вопроса на голосование до получения «правильного» результата от депутатов.

Не знаю, нужно ли писать об отношении жителей к строительству храма на одном из последних островков зелени в Северном Измайлове? Они, конечно, возмущались, писали мэру, президенту, в Правительство РФ. Но ведь у Собянина свой «фирменный» стиль учета мнения москвичей…

Со сквером у кинотеатра «Енисей» уже можно прощаться. Приговор ему подписан. Но, как мы знаем, в некоторых случаях, давая палец, можно остаться и без руки. Вот и после успешного продавливания ДПиООС, муниципальных депутатов, москвичей под строительство храмов отдаются Измайловский бульвар, Измайловский лесопарк и, возможно, Сиреневый сад. Слава гибкости и слаженной работе вертикали московских властей!

Организация кармана

Организация кармана

Москва карманная

Еще одной отличительной особенностью нынешнего руководства является желание ставить эксперименты на Москве и москвичах. Так, в 2012 г. мэрия дала указание сделать парковочные карманы во дворах. Взяли под козырек и послушно стали асфальтировать дворы. Вдруг оказалось, что во дворах газоны почти истребили, а проблема с парковками осталась.

И московские власти решают перейти на улицы и тротуары. Теперь по всей Москве идет массовое уничтожение газонов с попутной вырубкой вечно мешающих парковке деревьев.

Но если эффективность решения об обустройстве парковочных карманов под большим вопросом с точки зрения борьбы с пробками, то экологический и эстетический вред, который наносится этими действиями Москве, сомнений не вызывает.

По закону за экологией, а следовательно, и за сохранностью газонов и деревьев должен следить уже известный нам ДПиООС. Действительно, перед тем как Департамент транспорта под руководством Максима Ликсутова решает сделать из очередной порции зеленых насаждений парковочные карманы, ДПиООС под руководством Кульбачевского должен согласовать или не согласовать эти работы. По закону за уничтоженные газоны и деревья полагается компенсация. Но, памятуя о чрезмерной гибкости чиновников ДПиООС, удивляться тому, что они согласовывают уничтожение газона и деревьев, заранее зная, что компенсация невозможна, не приходится.

Например, на Сиреневом бульваре, в районе дома 43, были устроены карманы за счет уничтожения 190 кв. м газонов и четырех деревьев. ДПиООС дал разрешение на эти действия, упомянув в своем заключении, что компенсационное озеленение невозможно «в связи с отсутствием достаточной площади участков, выделенных префектурой ВАО, подходящих для устройства газона».Ответ

Замечательно! Мест в ВАО для компенсации больше нет, но ДПиООС это не смущает, и этот департамент спокойно согласует уничтожение последних зеленых участков Москвы. Кто-то сможет ответить, какую функцию выполняет сей департамент, существуя на наши бюджетные деньги? Согласовательную? В таком случае не боится ли ДПиООС, что вскоре он прекратит свое существование, ввиду того что в Москве все зеленые территории уже будут уничтожены с согласия этого природолюбивого департамента?

К сожалению, метаморфозы, происходящие с нашим районом, не уникальное явление для Москвы. Наш город в соответствии с градостроительными представлениями московских руководителей, среди которых, кстати, москвичей найти трудно, превращается из некогда зеленого и цветущего в нечто среднее между торгово-офисным комплексом и гигантским автовокзалом. Выигрывает ли кто-то от этой бурной деятельности, развернутой в масштабах всей Москвы? Безусловно, да. Это строительный и автомобильный бизнес, предприниматели и РПЦ, которые поглощают последние островки зелени, активно отдаваемые московскими властями под застройку. Ну а обычные москвичи, вынужденные жить на обочине шоссе, дышать придорожной пылью, из окон видеть автовокзалы, в которые сейчас превращаются все станции метро благодаря программе строительства транспортно-пересадочных узлов, если и приобретают что-то, то только заболевания, являющиеся неизменными спутниками неблагоприятной экологии.

Надежда Загордан

Почему устройство парковочных карманов не эффективно?

Первое.  Все машины убрать в карманы не получится. Значит, полоса освободится только местами, что приведет к постоянным перестроениям из крайней правой во вторую полосу для объезда припаркованных машин. Движение автомобилей будет происходить по схеме: движение — объезд — движение — объезд. Постоянные перестроения из полосы в полосу могут даже ухудшить движение, поскольку перестроения будут тормозить второй ряд. А плавное движение без остановок по двум полосам лучше, чем прерывистое по трем.

Если же после устройства карманов на улицах будут установлены знаки, запрещающие парковку (кроме карманов), и будут ездить парконы – то такое решение лишь разозлит москвичей, не имеющих иной возможности парковать машины, кроме как на этих улицах, т.к. дворы уже все заставлены. Карманов на всех не хватит, и придется пилить оставшиеся деревья и асфальтировать газоны.
Второе. Улучшение транспортной ситуации в городе путем расширения дорог ни к чему хорошему не приведет. Машин в Москве слишком много. Огромное количество автомобилей приезжает ежедневно в город из Подмосковья. Расширяй — не расширяй, Москва никуда не поедет. Она не резиновая. Решить проблему перегрузки дорог возможно только через развитие общественного транспорта. Не должна московская область ездить в Москву на работу на личном автотранспорте — слишком большая роскошь для мегаполиса. И мы не должны ради тех же жителей московской области уничтожать зеленые насаждения города и уродовать свои улицы.

Третье. Реализация на местах проекта по устройству парковочных карманов неудовлетворительная. При планировании парковочных мест ни управу, ни муниципальных депутатов, ни тем более местных жителей не спрашивали. Предсказуемым итогом явилось появление тысяч стоянок автомобилей, в тех местах, где они попросту не востребованы.
Четвертое. Газоны и деревья вдоль дорог — самые ценные зеленые насаждения. Они защищают нас от шума и пыли. И так они еле живые стоят вдоль дорог из-за реагентов, но их решено совсем уничтожить.  Все это наносит серьезный ущерб экологии города.

Пятое. Уродуется внешний облик города. Улица проектировалась следующим образом: тротуар — газон с деревьями — проезжая часть. Сейчас же на некоторых улицах газон заасфальтирован полностью, а кое-где участки с растительностью еще остались, и полоса, ранее отделявшая тротуар от проезжей части имеет прерывистую структуру: газон — карман — газон — карман. Пока еще газона больше, чем карманов, но что будет через несколько лет? Газон останется небольшими островками. Красивый зеленый газон с деревьями вдоль проезжей части имеет эстетическую ценность. Но интересуют ли московскую власть такие мелочи как эстетика?

 

Вам парк не заасфальтировать?

Какие обязанности у Департамента транспорта г. Москвы, возглавляемого господином Ликсутовым? «Развивать дорожно-транспортную инфраструктуру, повышать качество транспортных услуг, не нарушая при этом законов РФ и города Москвы,» — таков будет ответ большинства москвичей. Однако руководитель Департамента придерживается иного мнения. Комментируя намерение московских властей, ввести плату за въезд не некоторые территории Москвы, Ликсутов отметил, что у Москвы есть два сценария решения транспортной проблемы. К первому относится асфальтирование и бетонирование 1,4 тыс. кв. км, что по площади равно 20 Ленинским проспектам. Однако в данном случае дорожное строительство будет проходить за счет жилых районов, парковых зон и природных комплексов. Второй же сценарий — это введение ограничительных мер, включая платный въезд в Москву. По мнению Ликсутова, решить, какой из этих двух сценариев выбрать, должны москвичи: «Если люди решат, что всю столицу, включая парки и зеленые зоны, нужно забетонировать и построить автодороги, мы обязаны будем это сделать».

Интересные обязанности у руководителя департамента. Вместо обязанности соблюдать Конституцию РФ, которая гласит, что «каждый обязан сохранять природу и окружающую среду» (ст. 58), у Ликсутова особая обязанность — закатать «всю столицу со всеми ее зелеными зонами» в асфальт и бетон. Такие противоречащие законам РФ действия власти Москвы уже приспособились прикрывать некими «пожеланиями», «решениями» и прочими «требованиями» «народа», «людей», «москвичей». Нужно отметить, что все «желания москвичей» странным образом оказываются максимально затратными для бюджета и очень привлекательными для строительного бизнеса, а их реализация сопровождается уничтожением «зеленых легких» Москвы, а значит, нарушением конституционного права всех москвичей на благоприятную окружающую среду (ст. 42).

Отметим, что Правительство Москвы решило не дожидаться «выбора» москвичей и уже в октябре 2014 года выпустило постановление, которое гласит, что если особо охраняемая зеленая территория приглянулась под дорожное строительство, то быть этой территории не зеленой, а асфальтированной (616-ПП от 22.10.2014). А в сентябре 2014 года с нескольких участков Измайловского лесопарка был снят охранный статус культурного наследия, который защищает лесопарк от любой застройки. Ох уж эти москвичи с их «просьбами»… Вот и приходится департаментам, не покладая лопат, асфальтировать, бетонировать. Ведь это их обязанность, выполнять пожелания жителей Москвы.

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *