Доказательство вины: москвичи гуляли в парке, где кто-то собирался рубить деревья

Я зашла в парк где-то в полдевятого вечера, переход на Плющево был открыт, в парке гуляли люди. Вечер начинался совершенно обычно, никакой подозрительной активности, кажется, даже фонари не горели. Около 21.15 позвонил Валера и сказал, что на въезд в парк со стороны Вешняков подтягивается полиция и ОМОН, и не успел он договорить, темноту прорезали фары приближающегося автобуса, и уже через несколько секунд к нам бежали человек десять в касках, бронежилетах и с дубинками. Орали «Стоять!», «Уберите телефоны!».

В этот момент мы находились на пешеходной дорожке, вот тут (мы же не камикадзе).

%d0%bc%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%be

Телефон пришлось убрать в карман, т. к. полицейский стал вырывать его из рук. Дальше полицейский схватил меня за руку и повел в автобус, других примерно так же, более-менее грубо, но в целом сойдет. Бронированный дрыщ, который вел О.Б., даже умудрился поскользнуться и повиснуть на ее руке. На вопросы о причинах задержания, последовали потоки импровизированного бреда, как например: «поступил вызов 02, где-то здесь произошла драка», «в парке произошло изнасилование, возможно вы являетесь свидетелем», «нарушен закон РФ».

В автобусе у нас сразу же отобрали телефоны. Полицейские отказывались представляться, нагрудных знаков, разумеется, ни у кого не было. Сзади сидела пара ребят в касках совсем молодых и тихих. Позже именно их, кажется, загнали на написание протокола. На полпути автобус замедлил ход — на встречу шла строительная техника, еле разъехались. В открытую дверь были видны вереницы ментов в касках, горели прожектора.

С горем пополам пазик доехал до ОВД «Вешняки», толстый белобрысый полицейский сказал, чтобы нас выгружали. Позже он тоже участвовал в составлении протокола, хотя нас и не задерживал, что его почему-то очень веселило. Мы поднялись на второй этаж и расположились в кабинете похожем на школьный класс с партами. Было 21.40.

К нам зашел молодой сотрудник полиции Эдуард (фамилию и отчество называть отказался) и,  заикаясь, стал говорить нам: «Вы только успокойтесь». То же самое он отвечал на все вопросы о причине задержания.

%d0%bf%d0%be%d0%bb%d0%b8%d1%86%d0%b0%d0%b8

Эдуард по центру

За партами у классной доски сидели четверо полицейских, туда-сюда сновали и другие, все они явно желали поскорее унести ноги. Почему-то у т. н. Эдуарда глаза выпучились, и дар речи пропал, когда зашел Ванд — начальник. Но он походил, поглазел на всех презрительно, включая своих, и вышел. Потом пришла женщина с номером 044344, нудная, и стала, ругаясь на бестолковость стажеров, заставлять троих полицейских сидевших  у доски писать под копирку текст протокола. Все они отводили глаза. Сидели мы так очень долго, потом четвертый полицейский за столом у доски начал нас подзывать и писать дрожащей рукой с наших слов наши же «объяснения».  В ходе беседы выяснилось, что активист от гуляющего в парке человека, с его слов, отличается тем, что он кричит, машет ногами (пляшет что ли?) и пикетирует. (Ну, хреновые из нас активисты, что сказать – мы не кричали и ногами-руками не махали, и уж конечно не пикетировали). Он долго недоумевал — как так получается, что я не из Вешняков, а из Рязанского района ЮВАО (противоположная сторона ж/д), рассказал зачем-то про собачий приют «Бано-Эко» и подтвердил, что его уничтожили ради хорды – видимо, хотел провести аналогию с нами. Все обвинения в адрес полиции он в своей записи пытался смягчить, мы его отсебятину вычеркнули и написали так, как было на самом деле. Тем временем прошло три часа, а причина задержания так и не была названа. Мы собрали вещички и пошли уже уходить, за нами вприсядку побежал Эдуард, бубня свое «Вы только успокойтесь». И наконец, когда уже перевалило за час ночи, нам было озвучено, что задержали нас: «ну как бы чтобы не мешать строительству» (с). После этого тяжкого признания Эдуарду полегчало, и он переключился в режим шута. Полицейская 044344 ругалась на стажеров за то, что те неправильно вписывали время задержания, те бухтели, что переписывать не хотят.

В итоге — в протоколе написано черт-те что, ни в каком ЗИЦ и ЦАСБ я не значусь, и в суде раньше не была никогда.

В графе протокола «Обстоятельства совершения административного правонарушения» полицейские написали: «28.12.2016 в 21 ч. 35 мин. По адресу: г.Москва, ул. 1-я маевка, в лесопарковой зоне, где проводились работы по строительству проекта Государственного заказа Северо-Восточной хорды, а именно проводилась вырубка деревьев.  Во время проведения работ была задержана гр. _____, которая препятствовала заезду и выезду строительной техники, гр.___выкрикивала «Хорде нет!» и другие аналогичные лозунги. На неоднократные законные требования сотр.полиции не реагировала, то есть совершила административное правонарушение, предусмотренное  ч.1 ст. 19.3 КоАП».

img_8376

img_8377Потом нас повели в камеры. Там, где сдают вещи, все было нормально, но очень долго, вообще больше всего в этом раздражало ожидание и заминки на каждом даже самом незначительном этапе, крайняя неорганизованность работы ОВД. Кстати, потом моей маме телевизионщики сказали, что это самое плохое отделение по их опыту. Сдали сумки, уже нормально сдали телефоны (до этого они лежали на столе у полицейских), шарфы, часы, очки, шнурки от ботинок, цепочки, все это описали и поместили в пакеты. Раздали скатерти для пикника, вот такие (это типа постельное белье):

%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%82%d0%b5%d1%80%d1%82%d1%8c

В камеру меня посадили отдельно от остальной группы, т. к. мужчин и женщин сажали отдельно, хотя нелегалы рядом сидели вперемешку.  Камера — каменная комната с очень плохой вентиляцией, узкие каменные выступы по бокам вместо скамеек. Спать на них плохо, потому что одна рука, как ни ляг не влезает. По коридору без конца шастают полицейские, галдят, и хлопают железной дверью. В целом похоже на плацкарт, в который вечно подсаживаются ночные пассажиры. Чувство времени совершенно пропадает, а проходящие мимо полицейские зачастую нарочно называют неправильное время. В девять часов обещали отправить в суд.

В камере со мной была девушка лет 20-ти, попала из-за проблем с регистрацией, сидела третий день (тоже ждала суда) и была искренне удивлена, что москвичей тоже сажают. Часа в три ночи наконец разрешили позвонить.

Разбудили, привели еще наших, теперь нас в камере стало шестеро, стала ощущаться нехватка воздуха. Решетка вся остеклена, так что было действительно душно.

Нормально вели себя полицейские из комнаты дежурных: лысенький высокий, маленький, женщина, Исаев; в целом адекватно реагировали на просьбы, держали какое-то время дверь открытой, запуская нам немного кислорода.

В 10 часов утра забрали азиатов. Мы все еще ждали суда, его каждый раз откладывали и называли новое время. Повели по одному на второй этаж, чтобы расписались о том, что нет претензий к дежурной части. Прыщавый хмырь (кстати, уже видела его раньше) стал рассказывать мне о том, что мы активисты, что мы хотим устроить майдан, что нас поддерживают оппозиционные депутаты, что он никогда не голосовал и беспартиен. Короче, зачем-то хвастался своей образцово-показательной безвольностью и конформизмом, хотя я эту тему вообще не поднимала и политика тут не при чем. Девка за компом ему поддакивала – мол, ваше дело Kinder, Küche, Kirche, а не по паркам гулять. Ну, с ними все ясно, лягушки склеили ласты.

В 14.30 приехал микроавтобус, который должен был везти нас в суд, водитель бегал и ругался, что ему приходится ждать. Еще полчаса промурыжили. Отдали вещи.

Поехали в суд. Судья говорила очень тихо, практически неслышно было, что она читает, но мой защитник сказал, что это всегда так, что эта еще даже ничего. Я была в первой волне судов, в просьбе вызвать полицейского, осуществлявшего задержание, для дачи показаний в связи с противоречивостью сведений в протоколе и отсутствием его подписи о том, что он предупрежден об ответственности за ложные сведения, — отказали без объяснения причин. Ознакомились с материалами дела, никаких видеоматериалов, разумеется, нет и быть не могло (в ОМВД женщина под номером 044344 злобствовала, что якобы они есть в суде). Защитником был задан логичный вопрос — как мы могли мешать въезду строительной техники, находясь на пешеходной дорожке внутри парка? Ведь даже если бы таковая техника была на самом деле, она заезжала бы с автомобильной дороги в 80м от нас. И где нас все-таки задержали — в лесопарковой зоне или на стройплощадке (в протоколе задержания написано и то, и другое, а по закону это понятия несовместимые).

 

То, что решение суда было предопределено — конечно, очевидно: минималка — 500р. без всяких объяснений. Ведь если бы не было штрафа, то получается, что задержаны люди были незаконно, и действия полиции будут предметом служебного расследования. Поэтому, задержанных непременно надо было осудить! Решение еще не вступило в силу и конечно будет обжаловано.

 

Спецоперация организована на низшем уровне, ОВД Вешняки — это позор.

 

Ольга К.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

, ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *