Положение с ошибками или проект планировки?

В 2019 г. на портале госзакупок появились тендеры на разработку новых положений о московских особо охраняемых природных территориях (ООПТ). И поскольку их причиной послужило внесение поправки в федеральный закон об ООПТ №33-ФЗ, разрешившей капитальное строительство на ООПТ, то москвичи, заинтересованные в сохранении ООПТ, с волнением ждали результата. И вот результат появился – в виде постановлений правительства Москвы, утверждающих новые положения об ООПТ, в том числе и 1808-ПП от 23 октября 2020 г. «Об особо охраняемой природной территории регионального значения «Природно-исторический парк «Измайлово и памятниках природы, расположенных в ее границах».

Пунктом 3 этого постановления вносятся изменения в 559-ПП от 16 июня 2009 г., утвердившее прежнее положение, — однако 559-ПП в результате просто отменено. И с этого чудеса 1808-ПП только начинаются. Попробуем рассмотреть этот документ.

В целом положение удивляет своими размерами и большим количеством малоинформативных карт и таблиц и напоминает проектную работу пятиклассника, который не дружит с естественными науками, ленится работать головой и часто применяет копипаст. Ошибка в номере квартала (49 вместо 42), забавные характеристики участков вроде «флора и фауна» или «природные биоценозы». Очевидно, это было для разработчиков не главное. При этом прежнее положение имело скромный объем в 12 страниц, а новое содержит целых 278!

С заявкой «в соответствии с 33-ФЗ» такое увеличение объема явно не согласуется – прежнее положение было принято на основе того же закона. И даже закрадывается подозрение, что это вовсе и не положение об ООПТ!

Разобраться с этой загадкой помогло заключение, которое сделала руководитель МГО защиты природы Галина Васильевна Морозова по новому положению ООПТ «ПИП Битцевский лес», где она очень подробно разбирает ответ, полученный гражданами от департамента природопользования (ДПиООС) на их обращение. Поскольку новые положения для всех ООПТ однотипны, то большая часть этого заключения касается всех положений.

Из 33-ФЗ, Закона г. Москвы №48 об ООПТ, 262-ПП от 9.04.2002, утвердившего типовые положения об ООПТ, следует, что положение определяет правовой статус ООПТ, учреждение, на которое возложены функции по ее охране, его цели и задачи, в строгом соответствии с которыми осуществляется планирование и весь комплекс мероприятий по содержанию, использованию и развитию ООПТ. И это все, что должно содержаться в положении.

В новом «положении» весь лес поделен на участки, каждому присвоен вид разрешенного использования (ВРИ). Помните, в 2012 г. со скандалом проходил слушания в районе Измайлово проект планировки ООПТ «ПИП Измайлово» и, вызвав возмущение граждан, слушания не прошел и не был в итоге утвержден? Так вот новое «положение» имеет многие признаки проекта планировки! При создании ООПТ разработка проекта планировки для них не предусматривалась – поскольку не планировалась их застройка. Это новшество пришло вместе с мэром Сергеем Собяниным и его идеей «привести в порядок» природные территории. И ВРИ – это типично градостроительное явление, знакомое нам по проектам планировки, например, кварталов, угодивших под реновацию.

Самое удивительное в этом документе – определение границ и присвоение ВРИ памятникам природы. Статус памятника природы присваивается (должен присваиваться) местообитаниям видов, занесенных в Красную книгу, уникальным старовозрастным деревьям, родникам и проч. Если они находятся на территории большого ООПТ и являются неотъемлемой частью его природного комплекса, то по действующему законодательству на них оформляются только паспорта и охранные обязательства. Ведь если выделить, например, поляну с ландышами в отдельный участок, а вокруг устроить спортивные площадки, сохранить ландыши таким образом не удастся. Как и места гнездования рядом с шашлычной зоной. И зачем поляне с ландышами присваивать ВРИ – основные и дополнительные? Как вы сможете использовать участок, на котором растет уникальное дерево? Как будете «дополнительно использовать» овраг? Кроме того, объекты живой природы обладают, скажем так, территориальным непостоянством: некоторые разбрасывают семена за границы описанных участков, а другие и вовсе бегают и летают. Поэтому в случае охраняемых природных объектов внутри ООПТ можно установить только заповедную зону с условными границами.

Функциональные зоны в новом положении — и для сравнения в старом. Сильно сокращены заповедные зоны (темно-зеленые), а многие зоны охраны памятников (красные) исчезли совсем.

 

По сравнению с прежней территориальной схемой из 559-ПП бросается в глаза заметное сокращение заповедных участков — и в тексте документа сокращение ничем не обосновано. Совсем исчезло ни много ни мало восемь памятников природы, официально никем не упраздненных, — а упразднить их можно только в связи с гибелью. Но гибель их не фиксировалась, более того, каждый может видеть, что они вполне живы – например старые лиственницы в квартале 30.

Далеко не все местообитания краснокнижных видов у нас и до разработки этого положения были утверждены в качестве памятников природы (хотя такая обязанность у ДПиООС есть). Так, например, на северном берегу Серебряно-Виноградного пруда есть большие заросли тростника, в которых кто только не гнездится – чомги, лысухи, камышницы.

И вот как раз по этому участку имеются малозаметные с первого взгляда, но очень существенные изменения. Они вызывают наибольшее беспокойство.

В новом положении есть отдельный раздел – зоны, где возможно капитальное строительство и ремонт капитальных объектов. Понятно, что этот раздел пришлось изучить особенно пристально. Все строения, имеющиеся на ООПТ, разрешено ремонтировать: павильоны в западной части (ПКиО «Измайлово»), а в лесной — дирекцию, пасеку, строения на стадионе «Авангард». А также здания усадьбы на острове на Серебряно-Виноградном пруду. Они все отмечены на этой карте, и это понятно и нормально.

А кроме того, что ПИП Измайлово является природной территорией, он еще объединяет три объекта культурного наследия: один федеральный – «Царская усадьба Измайлово XVII», и два региональных – «Усадьба Измайлово» и «Усадьба Терлецких»). Поэтому среди функциональных зон отмечены и зоны охраны памятников культуры.

Карта размещения объектов капитального строительства: даже в ПКиО они точечные, а на Серебряно-Виноградном пруду — весь берег

 

По сравнению с картой из 559-ПП зоны охраны памятников тоже съежились – Строкинское укрепление чуть не вдвое (и здесь бросается в глаза большой участок под застройку на территория питомника). Зона охраны на Серебряно-Виноградном пруду сократилась менее существенно – но весь северный берег пруда, где гнездятся чомги и камышницы, полностью отдан под размещение капитальных объектов. И вот это уже совсем не нормально!

С 2013 г. прослеживается настойчивое желание правительства Москвы заставить природу потесниться ради устройства на природных территориях различной посторонней инфраструктуры. Это противоречит основным целям и задачам ООПТ и выпячивает цель второстепенную – рекреацию. При том что отдых на ООПТ тем и ценен, что это отдых на природе – на резиновой площадке можно попрыгать и в городе. Тем более противоречит основным целям строительство различных павильонов, которые резко увеличивают нагрузку на прилегающую территорию и делают ее по факту неприродной.

Так вот проект планировки – это попытка узаконить наличие на ООПТ «более природных» и «менее природных» участков, с тем чтобы «менее природные» из природы изъять совсем. Хотя цель создания ООПТ совершенно противоположная: сохранение, восстановление, расширение участков, занятых природными сообществами.

Ветреница лютичная из Красной книги Москвы в Измайловском лесопарке

 

Уходя от этой цели, разработчики нового положения рисуют границы заповедных участков, придают им различные интересные ВРИ, произвольно уменьшают заповедные зоны, отодвигая их границы от просек (и совершенно напрасно — ведь травянистые растения в лесу растут как раз по просекам, где лучше освещенность, и краснокнижные не исключение).

Контракт на разработку положения стоил 62,5 млн руб. В техническом задании предусмотрено обследование участков, на это выделялись деньги – но в осеннее и зимнее время, когда выполнялся контракт, никакое обследование провести невозможно. Значит, эти деньги просто присвоены.

На рисование границ тоже потрачены деньги. При этом, повторюсь, потраченные деньги никак не способствовали сохранению ООПТ, наоборот, лишь подводили базу под строительство на ней.

Ограниченная хозяйственная деятельность допускается на ООПТ только в соответствии с установленными режимами. Возведение объектов капитального строительства, не связанного с использованием парков, запрещено, запрещена любая деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира, культурно-историческим объектам, — в том числе искажение исторически сложившегося ландшафта. Строить можно только там, где это позволяет режим охраны, — на административно-хозяйственных участках и участках сторонних пользователей.

Чомги на Серебряно-Виноградном пруду

 

Так что возникает нехорошее чувство, что выделенные на разработку нового положения миллионы потрачены совершенно зря (выражаясь языком юридическим, это нецелевое использование средств). Что ДПиООС, пользуясь неоправданно высоким доверием мэра Москвы в вопросах природоохранного законодательства и зная, что проверять их никто не будет, разработали как бы проект планировки под видом положения об ООПТ, но без необходимых материалов, а просто на коленке. Назвали его положением, потому что именно положение было поручено «привести в соответствие». Но приводить там было особо нечего, и это не решало цели получения бюджетных миллионов. То ли дело проект планировки – вещь дорогая и нужная для оправдания дальнейшего «освоения бюджета» путем дорогостоящих строительных работ на ООПТ (для начала дорожки, площадки и освещение, а потом уж и кафешки), а он не принят, и понятно, что новые публичные слушания он тоже не пройдет.

Вот и нашли идеальное решение – подсунуть гражданам проект планировки под видом нового положения. Мэр, конечно, все подписал, хотя, на мой взгляд, его опозорили, заполучив его подпись под столь одиозным документом и обокрав бюджет Москвы. Но денег ему, очевидно, не жалко.

Ну а гражданам следует приложить все возможные усилия к его отмене этого положения. Всерьез пользоваться им для застройки ООПТ в общем-то невозможно, но прикрываться можно запросто.

Член экологического Совета ВАО
Наталья Черевко

,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *